Что вы можете узнать из истории Меркатора?

В последний раз, когда я писал о Mercator в июле 2020 года, цена компании составила PLN 291. Компания считалась одним из крупнейших победителей в сегменте WIG-COVID, поскольку с начала года ее цена выросла в 29 раз. На закрытие сегодняшней сессии курс составлял 610 злотых, что явилось результатом снижения на 10%.

После публикации оценочных результатов за третий квартал (356 миллионов чистой прибыли) котировки открылись на уровне 750 злотых и достигли максимума в 770 злотых. Поведение курса на сегодняшней сессии, особенно его графическое представление на графике, побуждает некоторых инвесторов прогнозировать коррекцию.

Думаю, Меркатор станет легендой Варшавской фондовой биржи. Это произойдет по двум причинам. Во-первых, ускользает от воображения динамика ралли акций Mercator. Год назад, 14 октября 2019 г., акции МРК стоили 5,5 зл. Таким образом, годовая норма прибыли превышает 11 000%. Мы знаем историю из истории финансовых рынков, что относительно небольшое количество инвестированы в победившей компании после многих лет превращаются в значительную сумму (вы можете вставить компании Apple или Amazon в эту историю). В случае Mercator это заняло 7 месяцев (с марта по октябрь).
Во-вторых, в случае Меркатора динамический рост обменного курса имеет фундаментальное обоснование. Благодаря пандемии компания резко повысила свою прибыльность, что при относительно высоких доходах означает резкое улучшение результатов. Комментируя результаты второго квартала, я отметил, что заявленная прибыль в размере 209 миллионов злотых в 5 раз больше, чем Mercator заработал в целом за последние 17 кварталов. Компания прибавила 356 миллионов во втором квартале до 209 миллионов в третьем квартале.
Есть и третий интересный момент, связанный с ралли акций Mercator. Что ж, во время него курс никогда резко не отрывался от результатов. Несмотря на гигантский рост, никогда нельзя было сказать, что оценка компании совершенно нестандартная. После объявления результатов за первый квартал 2020 года (20,6 млн злотых) цена компании составила около 34 злотых, что дало компании капитализацию в 360 млн, то есть значение, сопоставимое со значением чистой прибыли за третий квартал. Mercator никогда не был ужасно «дорогим» во время ралли, хотя, конечно, инвесторы всегда боролись с сомнениями относительно того, сможет ли компания повторить или улучшить свои результаты.
Комбинация этих трех проблем вызывает «протест» у многих активных инвесторов, работающих на ВФБ. Поэтому стоит еще раз, что наша оценка после факта, как правило, сильно обременена обратной достоверности эффекта ссылаясь. Теперь тот факт, что Mercator сможет работать с гораздо более высокой рентабельностью благодаря значительному увеличению цен на перчатки, кажется очевидным. Однако для большинства инвесторов этот факт не был очевиден.
Я обратил внимание на два урока, которые можно извлечь непосредственно из истории Меркатора. Первый касается стойкой тенденции недооценивать диапазон рыночных движений. Инвестиционным следствием этой тенденции является преждевременная продажа растущих компаний в портфеле. Mercator, как и многие другие компании из сегмента WIG-COVID, показывают инвесторам, какое влияние одна позиция в компании-победителе (компании, которая приносит впечатляющую прибыль) может оказать на результаты всего портфеля. Инвестиционные результаты многих инвесторов могли бы улучшиться, если бы они разработали систему правил, позволяющую им дольше удерживать прибыльные позиции.
Вторая проблема была связана с экономическими условиями, в которых может возникнуть повышенное количество инвестиционных возможностей в виде супер наград компании. Эти условия представляют собой период экономических потрясений, которые либо создают новые непокоренные рынки, либо коренным образом меняют условия работы на существующих рынках. В случае с большинством компаний из сегмента WIG-COVID мы имеем дело со второй ситуацией. Компании, производящие медицинское оборудование (перчатки, маски), лабораторное оборудование и продукты, лекарства или химические продукты (дезинфицирующие средства), необходимые для борьбы с пандемией, испытали значительный рост спроса на продаваемые ими продукты, подняли цены и, таким образом, значительно улучшили свои финансовые результаты.
Стоит отметить, что в сегменте WIG-COVID очень упрощены три группы компаний:
компании, имеющие готовые производственные мощности и готовые решения
компании, которые благодаря своим компетенциям могли быстро подготовить производственные мощности и решения
компании, объявившие о сдвиге бизнеса в сторону широко понимаемой индустрии «ковидов», но не имевших ни компетенций, ни готовой инфраструктуры
На этом этапе «ковидного» бума компании всех групп генерировали привлекательные нормы прибыли для акционеров, но почти исключительно компании из первых двух групп сумели извлечь выгоду из благоприятной рыночной ситуации и, таким образом, заложить фундаментальную основу, оправдывающую повышение. С точки зрения ожидаемой прибыли и рисков они оказались и остаются более привлекательными инвестициями, чем компании из группы доходности бизнеса.
Однако стоит отметить, что влияние такого опыта, как наблюдение за ралли Меркатора, на поведение инвесторов будет ограниченным. Рассмотрим проблему слишком раннего получения прибыли на выигрышных позициях. Я думаю, что большинство инвесторов, которые определили эту проблему, хорошо осведомлены о роли, которую супервыигрышные компании могут сыграть в повышении эффективности портфеля. Суть проблемы не в недостаточных знаниях, а в эмоциональной структуре инвесторов.
В моем случае при коррекциях обычно происходит слишком ранний выход из выигрышных позиций. Существует ограниченный допуск на потери и четкое падение от максимума (даже в положении, которое до сих пор записывает три цифры или высокую двузначной прибыль) классифицируются по моему мнению, как потеря. А для инвестора с низкой терпимостью к потерям необходимо быстрое сокращение убытков, чтобы оставаться в бизнесе (гораздо лучше, чем окончательная капитуляция, которая обязательно наступит в конечном итоге).
Проблема с улучшением инвестиционных навыков или извлечением уроков из того, что происходит на рынке, часто основана на том факте, что ошибки или неэффективность, которые допускают инвесторы, часто не являются результатом недостаточных знаний. Их нельзя исправить, изучая историю рынка или читая книгу. Они требуют либо работы над инвестиционной дисциплиной, либо создания эмоциональных уловок (получение некоторой прибыли позволяет мне подходить к промахам в оставшейся части позиции с большей терпимостью) или поиск инвестиционной философии, которая лучше всего соответствует эмоциональному профилю инвестора (то есть подход к риску, убыткам) и оползни).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *