Определенная победа и риск

  Как выиграть в лото? Метод довольно прост – лучше всего купить все билеты или купоны, по которым можно обвести все возможные комбинации цифр. В последнем случае существует риск – если купоны будут выпущены в любом количестве – что кто-то еще проверит выигрышную комбинацию, и тогда нам, возможно, придется поделиться выигрышем. Его размер, конечно, должен быть выше, чем сумма, которую мы тратим на купоны. Казалось бы, эта идея абсурдна. Но в истории лотерейных игр было несколько любителей «легких» денег. Одним из них был румынский математик Стефан Мандель. Впервые Мандель рискнул выиграть в лотерею в 1964 году. Он не покупал лоты, охватывающие все возможные комбинации из шести. Средства были ограничены, поэтому он сосредоточился на выборе пяти из шести чисел. Список комбинаций занял восемь тысяч страниц. Это была первая из четырнадцати побед во всем мире. Это стоило около 4000 долларов. Манделю было достаточно убежать из коммунистической Румынии. С тех пор он ищет привлекательные лотереи по всему миру. Одним из самых зрелищных проектов стала попытка выиграть 27 миллионов долларов в лотерее штата Вирджиния в 1992 году. В этом случае из 44 нужно было удалить шесть номеров. Чтобы заплатить 1 доллар за купон, достаточно было потратить чуть более 7 миллионов долларов, чтобы получить выигрыш. Таким образом, соотношение прибыли / риска составило 3,8 к 1. Мандель был соучредителем Международного фонда лото, расположенного в Мельбурне. По современным критериям можно сказать, что это был своего рода хедж-фонд. Фонд собирался привлечь около 20 миллионов долларов при минимальной ставке в 4000 долларов. Рекламные материалы обещали возможный возврат инвестиций в размере до 48 000 долларов США за каждую купленную акцию. Фонд привлек около 2500 инвесторов со всего мира. В итоге за почти три года (продажа акций началась в 1989 году) было получено 7,5 млн. Долларов США. Интересно, что, как показало последующее расследование Австралийской комиссии по ценным бумагам, половина платежей была сразу же отнесена на управленческие расходы.
  Однако самой большой проблемой оказалось не привлечение капитала, а «сбор средств». Около 20 человек, связанных с фондом, путешествовали по всей Вирджинии и покупали купоны в нескольких сетях магазинов, которые их распространяли. Мы можем назвать это риском ликвидности. На конец фонда куплено около 5 миллионов купонов. К счастью, победивший был среди них. Куплен в магазине, принадлежащем сети Fresh Farm, как один из 2,4 миллионов билетов.
  К сожалению, штат Вирджиния поставил под сомнение законность приобретенных купонов. Согласно закону штата, были ограничения на то, где покупать покупателей (это должно было ограничить спекуляции судьбой), но аргумент был выдвинут настолько, что победителю выплачивали деньги. Тем не менее, риск был очень серьезным, и лотереи по всему миру стали вводить дополнительные ограничения на покупку билетов отдельными лицами.
  В том же году «бухгалтер» из Ирландии с польскими корнями «прыгнул» в другую лотерею, на этот раз ирландец – Стефан Клинсевич (который знает Манделу по разным источникам). Клинцевич собрал группу из 28 человек, которая получила название паба, в котором они встретились – Скраффи Мерфи Lotto Syndicate . Было выиграно 1,7 миллиона фунтов, а «выигрышное» количество билетов обошлось всего в 973 тысячи фунтов. Дополнительные люди были набраны, чтобы купить билеты в пунктах. Организатор лотереи зарегистрировал невероятное увеличение продаж лотерейных купонов и за несколько дней до розыгрыша попытался ограничить продажи. Мы можем назвать это партнерским риском. Всего было куплено около 80 процентов предполагаемых билетов, потратив в общей сложности около 820 тысяч фунтов.
  Дело стало сложным, когда были опубликованы результаты. Выявился этот риск, который известен всем – всего было выиграно три купона, и только один из них принадлежал группе Клинцевича. Благодаря этому выигрыш составил всего 568 фунтов. К счастью, результат был поднят дополнительными «пятерками» и «четверками». Клинцевич получил чуть более 310 000 фунтов за эту операцию, и Ирландская национальная лотерея изменила правила – нужно было выбирать 6 из 39, а не 36 из них, что уменьшало вероятность выигрыша.
  Хотя в обоих случаях (и во многих других выигрышах таким образом) авторы добились успеха, риск неудачи достаточно высок в том случае, если необходимо будет поделиться выигрышем с другими, которые выбрали правильную конфигурацию номера. К этому добавляются различные юридические действия. Через несколько месяцев после событий 1992 года Австралийская комиссия по ценным бумагам обвинила фонд Манделы в нарушении Закона о торговле ценными бумагами. По словам надзорного органа, фонд недостаточно информировал своих клиентов о налоговых последствиях, риске выигрыша со стороны нескольких организаций одновременно и ожидаемой доходности.