Призрак рецессии

  Не будет никаких серьезных преувеличений в тезисе, который самый важный вопрос, который задают инвесторы сегодня, – когда цена на нефть найдет свое дно?

  Мы хотим видеть, доминировала ли корреляция между ценами на нефть и индексами фондового рынка не только в начале нового года, но также в конце предыдущего и последних нескольких месяцев. Варшава, Китай, а также Уолл-стрит – практически все – более или менее ощутили влияние падения цен на нефть, которое является следствием того, что многие индексы превышают так называемые границы медвежьего рынка, которые считаются отступлением 20% от бычьего рынка. Я честно признаю, что нигде в литературе по этому вопросу я не нашел удовлетворительного объяснения – прочитайте статистику – почему всего лишь 20-процентный спад считается началом медвежьего рынка, но здесь важны не убеждения отдельных лиц, и их разделяет большинство убеждений в том, что границы были преодолены.
  Также распространено мнение, что нефть завышена в основном из-за большего предложения, чем спроса. Первым фактором должна стать сланцевая революция, которая потрясла основы сырьевого рынка, а также увеличение добычи нефти традиционными экспортерами. Вторая переменная является более спорным, так как рынок питается заблуждением о снижении спроса на нефть. Действительно данные ОВОС показывают , однако, что спрос на топливо в глобальном масштабе увеличивается. Поэтому, первый фактор более важен, что ставит сторонников пиковой теории нефти и всех тех, кто несколько лет назад обещал истощение имеющихся в мире нефтяных ресурсов, оказаться в наиболее сложной ситуации.
  В частном порядке я не люблю спорить с рынком в целом, поэтому я не буду выдвигать тот факт, что текущая распродажа на рынке нефти кажется преувеличенной, и в среднесрочной перспективе я вижу нефть по 50 долларов за баррель, а не по 25 долларов за баррель. Короче говоря, я придерживаюсь мнения, что нефть менее чем за 50 долларов ведет к исчезновению сланцевой революции и сокращению предложения со стороны рынка, что способствовало падению цены на баррель ниже 50 долларов. Дешевая нефть также означает меньшее давление, чтобы вырваться из мира автомобилей, которые сжигают больше чем меньше и поддерживают поведение потребителей, потребляющее топливо. Вместе это означает возвращение в мир до 2007 года и экономию топлива.
  Вот почему меня не очень заботит мысль о том, что нефть говорит о грядущей рецессии в мировой экономике. Данные с рынка нефти указывают только на то, что предложение сырья слишком велико по отношению к спросу, что рано или поздно приведет к большему потреблению и равновесию с обеих сторон уравнения. Гораздо более важный вопрос сегодня заключается в том, свидетельствует ли распродажа солидарности на фондовых и нефтяных рынках о надвигающейся рецессии. Я не помню, кто – кажется, Джейк Бертнштейн в одной из своих книг – хорошо написал, что никто в такие моменты не может знать ответ на этот важный вопрос. Рынки живут своей жизнью и в короткие промежутки времени отрываются от основ, но их влияние на деловой дух может спровоцировать рецессию.
  Если падение цен на нефть и падение цен на акции достигнут осведомленности предпринимателей в виде предупреждающего сигнала, то только что наблюдаемые две колесницы медвежьего рынка приведут мир к очередному замедлению. Инвестиции в топливный сектор уже падают. Если аналогичный процесс появится в других секторах, то падение цен на акции будет рассматриваться как начало новой рецессии. Однако если такой процесс не состоится, то цены на рынках нефти и акций должны стремиться к стабилизации, и в целом – опять же со временем – будет считаться коррекцией на бычьем рынке в течение нескольких лет.
  Вместо резюме, позвольте себе предложение, которое может быть болезненным для предсказателей будущего – не верьте никому, кто знает, как закончится эта путаница, потому что процесс только обретает форму, и одним из эффектов может быть что-то, что мы знаем под именем самоисполняющегося пророчество.