Гуру из хижины

  Серия заметок Томека о книге Ван Тарпа еще раз дала мне понять, что мой порог терпимости к психологизированию рынка движется все ниже и ниже. Если в прошлом мне удавалось читать с любопытством людей, которые на самом деле упоминали – на самом деле – тарабарщину о психологии толпы, то сегодня единственный элемент, который я терплю, – это психологические барьеры на графике.

  В общем, нетрудно понять популярность психологизации на рынке. Поппсихологи и всевозможные гуру выросли на медиарынке и делают тезисы практически на все темы. Не было никакого способа, чтобы они не пришли на рынки, где сама среда инвесторов или спекулянтов с самого начала имела тенденцию достигать квази-психологических концепций. В результате поппсихологи выходят на биржу, а биржевые люди в сферу психологии. Баланс – это какой-то странный дискурс прямо из письма, в котором ясность тезисов обратно пропорциональна количеству контента. Я думаю, что вы можете говорить о какой-то форме подлости написания и разговоров о рынке, что приводит к концептуальной путанице и простой клевете на язык.
  Я не верю, что популярность таких историй о рынке обусловлена ​​необходимостью присутствия в СМИ части окружающей среды, то есть давления на стекло. Поэтому с сожалением констатирую, что корнем популярности должна быть некоторая потребность в получателях такого, а не другого контента. Некоторые скажут, что спрос исходит от потерь, а другие – от веры в то, что специалист по рынку или человек, представляющий себя как рыночный психолог, имеют некоторое представление о реальности. В частном порядке я считаю, что корень, однако, заключается в нереальности ожиданий, с которыми люди приходят на рынок, и незнании глубины реки, в которую они впадают. Большинство элементарных концепций в начале приключения с рынком неизвестны, такие как безрисковая ставка или ожидаемая доходность.
  Краткий разговор показывает, что немногие могут назвать больше, чем несколько рисков, с которыми они сталкиваются при открытии брокерских счетов. Уважаемые читатели сами могут проникнуть в глубины своей собственной памяти и попытаться найти точку, в которой они усвоили такие понятия, как политический риск, элементный риск, рыночный риск, риск изменения процентной ставки, риск изменения обменного курса, риск волатильности, риск инфляции, операционный риск, связанный риск с долгом или риском ликвидности. Если вы добавите к урожаю риск со стороны инвестора, который ставит наша обычная жизнь (здоровье, семья и профессиональная ситуация), то получается, что большинство из них не учитывают некоторые риски по сей день, но они легко тратят будущие доходы.
  Эти неосознанные или в лучшем случае игнорируемые риски сливаются с тем, что я бы назвал крайней нереальностью ожиданий. Большинство приходят на рынок в надежде на десятки прибылей, если не на сотни процентов, что вначале приводит к разочарованию и поиску гуру, который даст представление о том, как достичь этих сотен процентов. Отсюда, это всего лишь шаг до того момента, когда памятник представляет собой множество джентльменов, рекламируемых инвестиционным миром с такими предложениями, как «ушел на пенсию в возрасте 30 лет» – прочитанное тридцать лет назад сделало рынок миллионами. В более узкой группе мне нравится шутить, что я мог бы действительно так рекламировать свою личность, если бы менял место, где я живу, на ферму в Подляском воеводстве.
  Корова, 5 кур и 3 гектара – довольно дешевый способ стать рыночным пенсионером и писать книги и лекции в качестве отшельника. Вы видите это изображение на последней странице моей потенциальной книги, где я торговал 24/7 на соломенных крышах на шести мониторах? Хорошо, позвольте мне сфотографировать себя в седле, позаимствованном у моего соседа на закате, для самовыражения. Представьте себе множество рыночных стереотипов, приправленных цитатами отшельников и японских поэтов, которые я бы поливал некоторыми более или менее вымышленными примерами из своего собственного будущего. Своим воображением я вижу рецепт бестселлера, основным тезисом которого будет идея примирения ритмов природы жизни с ритмом рынка. К сожалению, я не собираюсь заменять свою мазовецкую деревню на деревню Подляское – по крайней мере, сегодня – так, от ветки бестселлера, но вначале я могу ответить на вопрос о состоянии ума большинства рынка.
 

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *